81590038     

Тюрин Александр - Дело Чести, Или Счастливый День На Марсе



Александр Тюрин
Дело чести,
или Счастливый день на Марсе
0.
На марсианское дюнное поле садился челночный корабль, похожий на елочное
украшение. Из-за горы Павлина метнулся луч восходящего солнца, который,
окрасив свой путь в сиреневые тона, с меткостью снайпера поразил челночный
корабль в борт, подарив ему несколько мгновений звездного блеска.
На борту челнока находилось четверо смелых людей. Их знания были отточены
волей и азартом, их реакции выкованы многолетними тренировками в горах и
пустынях Земли, их навыки закалены в изощренных виртуальных средах, их
кровь несла миллиарды нанороботов, с
пособных уничтожить любую инфекцию. Их мотивация была усилена большой
зарплатой. Все четверо были кавалерами ордена "пурпурное сердце",
закаленными ветеранами минувших войн - элитных воздушно-десантных,
бронетанковых и разведывательных подразделений. Все
они умели сопротивляться боли. Их отношение к смерти вполне совпадало с
тем, что некогда изрек Эпикур: "Когда мы есть, то ее нет, когда она есть,
то нас уже нет".
Корабль-игрушка замедлил свое падение, он словно встал на сверкающий
пьедестал реактивной струи. А потом как лифт небоскреба плавно, но быстро
опустился на грунт.
Воздушная волна полетела в сторону исполинского купола Павлина и
пропастей Валлес Маринерис. По дороге она сдула реголитовую крошку с
черепа, обтянутого высохшей желтой кожей.
1.
- Проснитесь, Борис Иванович, - звенящий голос возник вначале в самом сне,
он принадлежал волшебнику, похожему на столб ледяной пыли, который
кружился то там, то сям в разных углах тронного зала.
- Проснитесь, Борис Иванович, - снова обратилась коммуникационная
система, выражая голосом нетерпение. - Экстренный вызов от
лорд-протектора Ли, приоритет высший, партнер эмоционально нестабилен.
Борис Иванович с трудом поднял веки, одновременно активизировался и
бимолекулярный слой, покрывающий глаза. С виртуального экрана, занимающего
четверть нормального поля зрения, на него смотрело лицо американского
лидера.
Узкие глаза, желтоватого оттенка кожа, позади стена, которую невозможно не
узнать. Овальный кабинет Белого Дома. В углу виртуального экрана бежали
секунды. Тричаса пять минут петербургского времени. В Вашингтоне куда
меньше.
Коммуникационная система предложила выбрать интерфейс общения.
Речевой, мыслеголосовой, виртуально-клавиатурный.
Борис Иванович почувствовал, как гравитация усталости пытается снова
сомкнуть его веки, как глаза "тонут" в глубине черепа.
Коммуникационная система, выждав положенные пять секунд, установила
речевой интерфейс с односторонним визуальным контактом.
- Что случилось, Ли? Атомная война? Нападение страшного вируса
на главную американскую водокачку?- спросил человек, лежащий в
императорской кровати, человека, сидящего в изрядно запаршивевшем Овальном
кабинете.
- Да нет, конечно, Боб, - несколько смущенно отозвался лорд-протектор.
- Ли, я установил линию немедленной связи для чрезвычайных
случаев, - строго сказал Борис Иванович. - Не делай так, чтобы я раскаялся
в этом.
- Но это действительно чрезвычайно, Боб. Ты, конечно, знаешь, что сейчас
на Марсе работает пятая американская экспедиция...
- Ну да, как не знать, Ли. Я тебя уже поздравлял с этим, также как и весь
твой народ.
- Дело в том... я получил очень неприятное сообщение по каналам
космической сетевой связи около часа назад... Я не мог ждать утра. Ты же
понимаешь, я бывший астронавт, также как и ты.
- Ладно, в чем дело, Ли? - Борис Иванович подумал, что его го



Назад