81590038     

Тюрин Александр - Любовный Роман



Александр Тюрин
ЛЮБОВНЫЙ РОМАН
цикл "НФ-хокку"
Некто Ганс был свинопасом в отличие от Клотильды, которая была
дочерью графа Дю Буа. Собственно, и до настоящего
ответственного свинопаса ему было далеко, хотя он и любил
порассуждать в пивной о премудростях своего занятия.
Утром, продрав свои мутные глаза, Ганс пинками и руганью гнал
свиней к большой помойке, раскинувшейся возле графской кухни. А
вечером, отлив то, что набрал в пивной, он вел свиней обратно,
на скотный двор. Окна же Клотильды выходили как раз на южную
часть графского сада, ту самую, по которой проходила
незарастающая свинская тропа и где каждый вечер Ганс неторопливо
справлял нужду, почесывая свое хозяйство.
Клотильда была чистой, честной, чувствительной и поэтому
несчастной девушкой. С тех пор как ее жених, молодой блестящий
герцог де Монморанси, умер от кровавого поноса на какой-то
войне, она оставила всякую мысль о замужестве и пресекала всякие
попытки сватовства со стороны малообразованных окрестных дворян,
о которых на уме были только лисья охота да танцы.
В какой-то момент Клотильда решила, что если уж она не может
быть счастливой, то чистой быть просто обязана. Поэтому, ближе к
закату, она вышла как будто погулять и, преодолев природную
стыдливость, подошла к Гансу.
И, хотя свинопас видел, что к нему приближается благородная
девушка, он, тем не менее, пристроился к ближайшему дереву и стал
его обильно орошать.
- Вы не смеете делать здесь этого,- преодолев стеснение в
в груди прошептала Клотильда.
Ганс невозмутимо продолжал делать "это".
- Немедленно обернитесь, раз с вами разговаривает Клотильда Де
Буа!
- Кто-кто?- наконец отозвался Ганс, выплюнув изо рта какую-то
жвачку.
- Конь в пальто, свиное ты рыло.- выпалила Клотильда, не
понимая даже из какого источника излились эти грубые слова.
На сей раз Ганс обернулся и, о ужас, струя отвратительной
жидкости упала неподалеку от ног Клотильды, и несколько желтых
капель попало на ее изящные белые туфельки, к которым сразу
устремилось с десяток свиней. Животные очевидно приняли обувь
девушки за шампиньоны.
Еще мгновение и грязные твари вымажут ее в помойной грязи, а то
и вовсе собьют с ног. Неожиданно в голову пришло решение.
Клотильда стала бить зонтиком наиболее взбудораженных животных
прямо по глазам, и когда те с обиженным хрюканьем устремились
прочь, закричала на Ганса:
- Мерзавец, закройтесь сейчас же.
Мерзавец поднял штаны, однако мочиться не перестал, отчего
грязная ткань моментально украсилась мокрой дорожкой и пошел
отвратительный запах.
- Негодяй, отвернитесь.
Негодяй отвернулся, но пояс штанов выскользнул из его коротких
толстых пальцев и оголилось место пониже спины. Более
того, свинопас издал сим неприличным местом трубные звуки.
Этого уже бедная Клотильда не смогла выдержать и обратилась в
бегство...
На следующий вечер свинопас даже не счел нужным скрываться за
деревом, а непринужденно справлял нужду на открытом пространстве.
Более того, зажав свое хозяйство в руке, выписывал им разные
курбеты. Как будто предлагал Клотильде отдаться во власть его
низменной любви.
Клотильда разрыдалась. Как он может! Этот ничтожный раб.
Обратиться к отцу за защитой она так и не решилась, но бросилась
к маменьке, едва та вернулась с бала и вступила под своды
дворца.
Захлебываясь, девушка рассказала об оскорблениях, который нанес
ей презренный свинопас, но мать приподняла ее подбородок
кончиком веера и холодно произнесла:
- Дитя мое, вы меня расстраиваете. Не буд



Назад