81590038     

Удинцев Анатолий Николаевич - Розыск (В Сокращении)



Анатолий Николаевич Удинцев
РОЗЫСК
Повесть
(печатается в сокращении)
Глава 1
И з д о к у м е н т о в:
ОРИЕНТИРОВКА
Из исправительно-трудового учреждения совершил побег особо
опасный рецидивист Рыбаков Николай Борисович, 29 лет, русский,
уроженец города Каспийска, приговорен Каспийским областным судом к
пятнадцати годам лишения свободы. Ранее судим дважды.
Приметы преступника:
Рост высокий (182 см), фигура атлетическая, плотная, плечи
покатые, глаза голубые, волосы черные с проседью. Особых примет нет.
Преступник владеет приемами каратэ, хорошо водит автомобиль,
может быть вооружен огнестрельным оружием.
В случае обнаружения преступника просьба сообщить в ближайший
орган милиции или в Управление исправительно-трудовых учреждений по
телефонам...
Первым сдал Ржавый. Он тащился сзади, постоянно проваливаясь в
чавкающую болотную топь, и матерился.
- Передохнем, Коля! Ну передохнем, а? Мочи же нет! - время от времени
скулил он, но Рыбаков двигался не оборачиваясь, пружинисто перепрыгивая с
кочки на кочку.
"Ничего, шакал, до леса потерпишь, не сдохнешь! - без особой злобы
думал Рыбаков. - А там чуток передохнем..."
Он понимал, что Ржавого надо беречь - без такого, как он, проводника
из этой глухомани одному не выбраться.
"Ничего, ничего!.. Нам бы только это проклятое болото перейти, а там
чащоба укроет! - подбадривал себя он. - Там, в тайге, для нас уже и
вертолет не страшен - попробуй-ка угляди, если я под какую-нибудь елку
загашусь! А пока ходу, Коля, ходу!.."
Рыбаков чувствовал, что и сам уже здорово устал: ныли ноги, тянул
спину рюкзак, нестерпимо хотелось упасть прямо тут же, на влажный мох, и
замереть. Кромка тайги казалась совсем рядом, призывно маячила в дымке
болотных испарений, но Николай знал наверняка, что ходу до нее еще добрых
два часа.
"Ничего, ничего, выберусь, - поправляя лямки рюкзака, думал Рыбаков,
- не из таких передряг вылезал! Хоть на карачках, а доползу до трассы!"
Ему вдруг вспомнилось, как еще несколько часов назад, отчаянно
работая ногами, мчался напролом по тайге, а вдогонку ему, отсекая ветки на
деревьях, хлестали автоматные очереди, и он в ярости заскрипел зубами.
"Врете, гады! Свою свободу я дешево не отдам, не отдам! - психовал
он. - Выберусь! Только бы Ржавый не подвел, к дороге вывел, а там..."
Ржавый... Судьба свела их четырнадцать месяцев назад, когда после
самого крутого в жизни Рыбакова приговора пошел он, как водится, по этапу.
Без малого уже пять суток шлепала колесами по желтовато-мутной воде
северной реки допотопная, времен Столыпина, плавучая тюрьма, а сколько еще
будет длиться этот круиз, из арестантов не знал никто. И именно тогда, в
вонючей, прокисшей от махорочного дыма камере, внимание Рыбакова привлек
Алексей Селезнев, по кличке Ржавый. Природа наделила его кряжистой
фигурой, крутыми плечищами и несуразно маленькой, словно предназначенной
совсем другому человеку, головой. Рыжие волосы, круглое бабье лицо, густо
обрызганное веснушками, голубые пуговки безразличных глаз. На первый
взгляд - добродушный деревенский мужик. Но только на первый взгляд. Жесток
был этот Ржавый, ох и жесток!..
В один из промозглых вечеров, когда баржа покачивалась на якоре у
берега, Ржавый почувствовал, что холодает, покряхтывая сполз с верхних
нар, и, подсев к пожилому рецидивисту по кличке Полковник, потребовал у
того бушлат. Полковник - в прошлом известный вор в законе, а теперь просто
больной, издерганный тюремной жизнью человек, вскипел и отпустил в адрес
"



Назад