81590038     

Угрюмов Владимир - Дикий И Зверь



Владимир Угрюмов
Дикий и Зверь
Эту книгу я посвящаю
Вячеславу Иванькову -- человеку,
который сейчас далеко и
которому сейчас плохо.
Владимир Угрюмов
"Никто не принуждает автора выбирать
себе героя -- хорошего или плохого.
Автор вправе сам сложить его, как
мозаику, из красочных частиц добра
и зла..."
Валентин Пикуль, "Каторга"
"Вскоре стало видно, что Торольв --
человек благородный и щедрый.
Вокруг него собралась многочисленная
дружина. Это потребовано больших
расходов и много всяческих припасов,
но тот год был урожайным, и было легко
добыть все, в чем они нуждались..."
Исландские саги
Эта книга от начала и до конца придумана автором. События
и места действия выдуманы. Совпадения имен и названий с именами
и названиями реально существующих лиц и мест могут быть только
случайными.
1
Черная БМВ летела через ночь со скоростью сто шестидесят
километров в час, и ни одной живой души не было более на шоссе,
иначе б сторонний наблюдатель мог сравнить эту летящую машину,
например, со стремительной акулой, преследующей добычу в темных
глубинах необъятных океанских далей.
И даже в этот глухой час чувствовалась весна, которая
разыгралась вовсю, и хотя ночи еще несли в себе прохладу
отступающих снегов, дни с каждым их новым прибавлением
становились все теплее и даже жарче.
Водитель машины, несущейся в ночи, вовремя угадывал виражи
дороги и вписывался в них рискованно, полагаясь на автомобиль и
на удачу. Сидящие в БМВ привыкли рисковать, в каком-то смысле
риск стал их профессией, своеобразным наркотиком, которого
старается избегать большинство обывателей. Ведущий рисковую
жизнь редко доживает до старости. В такой жизни, кажется,
нарушен основной человеческий инстинкт -- инстинкт
самосохранения. Но так уж она, жизнь, распорядилась. Теперь
обратно пути не было. Риск же и опасность стали просто
профессией.
Рядом с водителем, напряженно всматривающимся в дорогу,
сидел мужчина лет где-то тридцати, с тонкими, скорее даже
острыми чертами лица. Прядь волос падала на лоб, скрывая
беловатую черточку шрама над виском. Глаза мужчины были
закрыты, но он не спал. Держал в руке пластиковую бутылочку с
минеральной водой, иногда поднимая ее к губам и делая глоток.
Звали мужчину -- Дикий. Это не была его фамилия, но лишь
кличка, фамилию и имя заменившая. С того момента, как ему
пришлось почти в одиночку вести войну против наркосиндиката,
прошло достаточно времени. Последствия контузии прошли, и
память восстановилась полностью, да и кость на ноге срослась,
стала крепче прежней... Нет, Дикий понимал, какие-то изменения
в нем остались навсегда. Тем, прежним, ему уже не стать
никогда. Он перестал жалеть о прошедшей жизни и думал лишь о
будущем, в котором пока не видел просвета -- в будущем и
настоящем ждали лишь новые войны...
Вместе с Диким летели в ночь Алексей, Валерий, Николай и
Михаил -- самые надежные из тех, с кем связала судьба, дружба и
преданность которых были проверены не только временем, но и
участием в кровавых схватках. Совсем недавно бригада Дикого
провела несколько удачных акций на границе Таджикистана и
Афганистана, и в этих акциях погибали люди Дикого, но самые
близкие, самые надежные уцелели. И это давало надежду... Люди
гибли, но гибли и наркодельцы, с которыми пришлось пересечься.
И последние гибли чаще.
В распоряжении Дикого постоянно находились большие суммы
денег, и теперь ему казались смешными те первые заморочки с
кавказцами из-за крох. Но именно те крохи и первое убийство,
со



Назад