81590038     

Урнов Д М - 'сам Вальтер Скотт', Или 'волшебный Вымысел'



Д.М. Урнов
"Сам Вальтер Скотт", или "Волшебный вымысел"
Девятнадцатому веку в лице Вальтера Скотта
представлено было навсегда утвердить истинное
значение романа.
В.Г. Белинский
...Единственный раз по душам говорили Белинский с Лермонтовым, четыре часа
продолжалась их беседа, и о чем же говорили они? Важнейшее место в их
разговоре занимал Вальтер Скотт (1771-1832), его влияние на литературу.1
А в "Герое нашего времени"? Помните: всю ночь напролет - и это перед
дуэлью! - Печорин читает... Кого же? Конечно, Вальтера Скотта, роман
"Пуритане".
И Достоевский в своих повестях изобразил то же ночное, запойное чтение
Вальтера Скотта. Он сам в молодости много читал его, а в зрелые годы старался
привить ту же страсть своим детям.
Младший современник и друг Достоевского, поэт и критик Ап. Григорьев,
заставший в детстве всеобщее увлечение "шотландским бардом" (так называли
Скотта), оставил воспоминания о том, как расхватывались и зачитывались до дыр
вальтерскоттовские романы, несмотря на то, что они были у нас "серо и грязло"
изданы, "гнусно" переведены (с французского перевода) и "продавались
недешево"2.
Безусловной, никем не оспариваемой славой Вальтер Скотт пользовался и у
себя на родине, и по всей Европе, и за океаном. Он был кумиром читающей
публики, а среди писателей считался мерилом творческого величия. Белинский в
своих статьях и письмах упомянул имя Вальтера Скотта не менее двухсот раз и,
если он хотел указать на творческую задачу особой сложности, почти
непосильную, то говорил, что с этой задачей не справился бы или справился лишь
с величайшим трудом, "сам Вальтер Скотт". Американская знаменитость Джеймс
Фенимор Купер (которого Белинский с Лермонтовым во время того памятного и
единственного в своем роде разговора поставили наравне с "шотландским бардом")
обратился к сочинению историко-приключенческих романов под сильным
впечатлением от книг Вальтера Скотта. Бальзак называл "шотландского барда" не
иначе, как гением, и стремился применить его повествовательный метод к
современности. Гёте говорил: "Вальтер Скотт - великий талант, не имеющий себе
равных, и, право же, неудивительно, что он производит такое впечатление на
читающий мир. Он дает мне обильную пищу для размышлений, и в нем мне
открывается совсем новое искусство, имеющее свои собственные законы"3. "Не
знаю чтения более увлекательного, чем произведения Вальтера Скотта", - писал
Байрон (который не только не уступал, но в некоторых отношениях даже
превосходил "шотландского барда" по степени популярности среди читателей). Тот
же Байрон признавался: "Я все романы Вальтера Скотта читал не менее пятидесяти
раз..." Восторженным и внимательным читателем Вальтера Скотта стал Карл
Маркс4, особенно ценивший "Пуритан", что приковали к себе внимание
лермонтовского героя5.
При чтении Вальтера Скотта у современников возникало впечатление чуда6.
"Забылся, увлеченный волшебным вымыслом", - описывает Лермонтов читательские
впечатления своего героя. "Так прекрасно описано, что ночь сидишь... читаешь",
- передает впечатления своего персонажа Достоевский (в "Белых ночах"). Даже
собратья-писатели при чтении книг Вальтера Скотта забывались, проявляя чисто
читательскую увлеченность. "Вы до какой страницы дочитали?" - спрашивал Гёте у
своего собеседника-секретаря об очередном, тогда только что вышедшем
вальтерскоттовском романе.
Существовали и другие мнения. Стендаль еще в разгар вальтерскоттовской
славы предсказывал ее снижение. В ту пору, когда о "шотланд



Назад