81590038     

Усова Галина - Те, Кто Бродят Сами По Себе



ГАЛИНА УСОВА
ТЕ, КТО БРОДЯТ САМИ ПО СЕБЕ
Рассказ
Так и не удалось выяснить, кто сдал в макулатуру пачку напечатанных на
машинке листков. Многие страницы утеряны, рукопись явно имеет фрагментарный
характер. Пенсионер Иван Иваныч, принимающий макулатуру в обветшалом
деревянном сарае, заинтересовался рукописью, случайно прочитав один из
листочков. Не без труда он понял, что в рукописи перемешаны протоколы
заседаний какой-то комиссии, записки Сенатора, отрывки из дневников и
писем. Иван Иваныч оставил загадочную рукопись себе на память и на досуге
перечитывает, но так и не разобрался в ней до конца. Неизвестно, где
проживает упоминаемое в документах семейство, куда девался Сенатор,
существует ли Комиссия по Контактам и, главное, правдива ли история кошек,
описанная якобы Сенатором, или это чье-то досужее сочинение.
По вечерам, защелкнув огромный висячий замок на двери сарая, он
проходит по пыльному кривому переулку, вглядываясь в каждую попавшуюся
навстречу кошку.
Одни кошки с деловым видом бегут по тротуару, другие неподвижно сидят
у подвальных окошек,, словно таинственные древние изваяния, третьи жадно
копаются в помойных баках в поисках съестного. Иногда Иван Иваныч
останавливается против группы кошек, неподвижно сидящих и созерцающих друг
друга в многозначительном молчании. Кошки, не видя опасности в невысоком
седоусом человеке, продолжают свое молчаливое созерцание.
И тогда Иван Иваныч таинственно подмигивает им и произносит
полушепотом:
- Котсама! Котсама!
Желтые кошачьи глаза глядят на него с тревожным недоумением. Кто-то из
зверьков мяукает, и вся компания разбегается врассыпную. Забыв об
осторожности, Иван Иваныч громко взывает:
- Котсама! Котсама!
Он все надеется: а вдруг они поймут, что этот невзрачный представитель
землян каким-то образом разгадал их великую тайну? А вдруг догадаются - ему
можно доверять, он вполне достоин контакта с ними, таинственными посланцами
иной цивилизации? И тогда они вернутся, подадут ему знак...
Но они не возвращаются, а Иван Иваныч, спохватившись, смущенно вжимает
голову в сутулые плечи, оглядывается, проверяя, не заметил ли кто его
несолидного поведения, и уныло бредет по переулку к новому многоэтажному
дому, где второй год занимает однокомнатную квартиру.
Рукопись, найденная Иваном Иванычем:
...сказано достаточно. Некоторые утверждают, будто мы ничем не
рискуем. Но лучше перестраховаться. Если мы выдадим важные сведения о
возможности межпланетных перелетов, о техническом устройстве кораблей, о
составе горючего-это может обернуться против нас.
Нашей родины больше не существует, но что из того?
Следует свято повиноваться Программе и Долгу. Большой Совет решил
правильно.
Вопреки всему Сенатор (модель ДДВ-КТС-293) утверждал, что есть человек
по имени Женька, которому якобы можно доверять, но он ничем не сумел
аргументировать свое мнение. Очевидно, что представление об особых
качествах Женьки Сенатор составил, не опираясь ни на какие научные данные,
а на основании всего лишь бесконтрольных эмоций, выработанных в результате
длительного контакта с данным Женькой. Конкретная же информация, какой
располагает Сенатор, не содержит ровно никаких исключительных сведений ни о
психологических отличиях, ни о превосходстве умственных способностей, и нет
-оснований считать данного Женьку выдающимся из ряда других человеческих
особой экземпляром. Мнение же, основанное на голых эмоциях, нельзя считать
достойным серьезного внимания, ибо эмоции присущи скорее нераз



Назад