81590038     

Успенская Светлана - Королеву Играет Свита



det_crime Светлана Успенская Королеву играет свита Признанная королева кинематографа, Нина строила карьеру, жертвуя всем — любовью, семьей, детьми. Она завоевала долгожданное благополучие, а ее дочери пришлось изведать и взлеты и падения.

Внучке Ларе повезло больше: волею случая она вознеслась к вершинам власти. Но повезло ли?.. Юная и неопытная Лара еще не знает, что во все времена и на всех материках королеву играет свита…
ru ru Black Jack FB Tools 2004-11-17 OCR Leo’s Library 363F258F-6DC6-4288-BB3D-42D5F6B2E57D 1.0 Успенская С. Королеву играет свита Центрполиграф М. 2001 5-227-01314-4 Светлана УСПЕНСКАЯ
КОРОЛЕВУ ИГРАЕТ СВИТА
Любое сходство героев романа и его обстоятельств с реально существующими людьми и событиями является случайным.
* * *
Прибытие спецрейса из Луанги ожидалось в тринадцать тридцать.
Уже за полчаса до этого времени на летном поле наметилось некоторое оживление. Мелькали одинаковолицые неприметные личности в серых, шитых по единой мерке костюмах. У въезда на аэродром толпились машины со спецсигналом, невдалеке сверкал трубами военный оркестр.

Червонное золото духовых инструментов приятно разнообразило серый денек.
Из башни аэропорта авиадиспетчеры расчищали трассу для самолета, готового совершить посадку. Механики грудились возле трапа, служители в серой униформе собирались раскатать ковровую дорожку, предназначенную для торжественных случаев. Судя по всему, во Внукове ожидали правительственную делегацию.
Спешащий к аэропорту вишневый лимузин, требовательно мигая фарами, выжимал с левой, скоростной, полосы попутные машины. Его номер, включавший буквы «ООО», так называемые «три Ольги», свидетельствовал о принадлежности автомобиля одному из сильных мира сего.
В салоне лимузина было тихо. Бронированное звуконепроницаемое стекло отделяло пассажиров от водителя, мешая тому слушать чужие разговоры.
На заднем сиденье пожилая женщина лет шестидесяти, с властным лицом и остро сверкающим взглядом что-то говорила холеной блондинке с равнодушной гримасой признанной красавицы. Внешнее сходство двух женщин — крупных черт лица, гладко зачесанных на затылке волос (пепельно-русых у младшей и седовато-русых у старшей) — позволяло предположить их близкое родство.
— Не понимаю, почему я обязана это делать? С какой стати? Я отложила поездку на фестиваль, оставила съемки… И все из-за… О Господи, когда же наконец меня оставят в покое! — В голосе говорившей бурлило раздражение.
Холеная блондинка пристально разглядывала свои полированные ногти безупречной формы. При виде отслоившегося на кончике мизинца розового лака светленькие брови озабоченно сошлись на переносице.
— Опять налетят журналисты, начнутся бесконечные вопросы… Опять станут плясать на моих костях. И на костях Вани тоже! — Заметив, что ее не слушают, женщина нервно повысила голос:
— Даша, ну что ты молчишь? Такое впечатление, что тебя все это не касается! Неужели тебя устраивает, когда газеты перетряхивают грязное белье нашей семьи?
Блондинка наконец оторвалась от созерцания собственного мизинца и меланхолично промурлыкала:
— Мам, ну что ты кричишь? Звонок из администрации президента так много для нас значит.
— Они рассчитывают меня запугать! — клокотал гневный голос матери. — Они думают, что я испугалась. Ну уж нет! Я еду потому, что мне самой любопытно — и все!
— Мам, ну что говорить, — почти простонала Дарья. Вместо тяжелого разговора она предпочла бы молча любоваться осенним пейзажем за окном. — Наверное, это просто наш долг…
— Долг! Я никому ничего не до



Назад