81590038     

Успенский Лев - Эн-Два-0 Плюс Икс Дважды



Лев Успенский
Эн-два-0 плюс Икс дважды
ЛЮДА БЕРГ И ПРОФЕССОР КОРОБОВ
Прежде, чем начать самостоятельною жизнь,
ты должен выдержать маленький экзамен.
А. Чехов
- Ну что ж, милая барышня, - проговорил профессор Коробов, с
сомнением глядя на Люду Берг, - что ж будем делать? Опасаюсь, что ваш
коллега, - он покосился на застывшего на стуле Игорька, - знает всё это
основательней... Но на то он и горняк. Он всё это не бось Константину
Федоровичу Белоглазову давным-давно сдал. А, что там: понимаю я вас! Год
рождения? Ну вот! Оно и видно! Химиком быть не собираетесь? Ну вот... Нет у
вас других дел, как растворы титровать... Сергей Игнатьевич! Разве я не
прав? Люда Берг, студентка третьего курса Первого медицинского, сидела, как
пушкинская муза - "под лавку ножки, ручки в рукава". Игорь Строгов,
явившийся вместе с ней только для храбрости, понимал ее: хвост с первого
года, и напросилась сдавать на дому! Ужас! От одного кабинета поджилки
трясутся...
Профессорский кабинет был, как Игорек определил его внутренне, не от
мира сего. Огромная комната, щедро освещенная майским солнцем. В открытое
окно заглядывает ветка сирени: там - сад. На стене портрет дамы в очень
открытом платье: масло... и подпись: "Кончаловский". С ума сойти!
Впервые в жизни горняк Строгов попал в такой кабинет, видел _живьем_
профессора (да пуще того: членкора!) не на кафедре, не в лаборатории, а у
себя дома...
- Так как же, Сережа? Зачтем, что ли? Полный, с не вполне обычным
важным щегольством одетый, русобородый человек, лениво читавший английскую
газету в дальнем углу, чуть пошелестел страницами.
- Я же не химик, Павлик... Я сопроматчик, - высоким капризным тенором
проговорил. он. - Я в химии ничего не понимаю.
Чем-то он был недоволен, бесспорно, но, пожалуй, не ответами студентки
Берг. Он опустил на миг газету, и у Игоря сердце екнуло: "Еще того не легче!
Это же Сладкопевцев, из Техноложки... Из зверей зверь! Ну влипли!" Доктор
технических наук Сладкопевцев поверх своей газеты взглянул на Люду. "Да
махни ты на нее рукой, Павлик! - написалось на его лице. - Посмотри на ее
нос. Разве он из тех носов, которыми фосфористые соединения отличают от
мышьяковистых? Отпусти ее подо брупоздорову..."
У него были основания досадовать. Сговорились отправиться сегодня на
машине на Пюхя-Ярви на рыбалку. Погода - прелесть! А старик не предупредил
вчера. Он, оказывается, назначил зачет этому мимолетному веденью. Хвост у
нее, видите ли: неорганика! Теперь ка кая же поездка!
- По-моему..., коллега знает вполне удовлетворительно! - неожиданно
добавил он и спрятался за газету. Профессор Коробов через пенсне (пенсне!)
подозрительно поглядел в его сторону: - Вполне, по-твоему? Ну что же быть
по сему... Вообще-то говоря, на большинство вопросов мы как будто
ответили... Вот только с закисью азота у вас почему-то нелады. С _веселящим
газом_,.. Както он вас, по-видимому, не слишком _развеселил_... Проскочили
мимо в пылу зубрежки?
Люда Берг умела краснеть, как опоссумы умеют притворяться мертвыми, -
необыкновенно, не так, как все. Даже враг номер один, Вадик, двоюродный,
признавал: "Когда Людка краснеет, у нее, наверное, и пятки становятся
розовыми, как у новорожденных!" А что? Очень возможно!
- Ой, Павел Николаевич, что вы! Я просто... как-то так... Я подумала
- закись... Она же теперь почти не применяется... Медику с ней вообще
никогда не придется встретиться...
Она сказала так потому, что вообразить себе не могла, какое действие
произведут эти ее



Назад