81590038     

Угаров Гавриил - Кольцо Земное



Гавриил Угаров
Кольцо земное
Джеми Керр, хмуря седые клочковатые брови, пристально и долго
разглядывал свое морщинистое лицо, отражавшееся в зеркале. Старик! Совсем
старик! Желание работать, ясность мысли... и почти полное отсутствие сил
физических. Годы промелькнули, он и не заметил их. Скоро, всего-навсего
через неделю, ему исполнится сто лет. И никогда еще с такой силой сомнения
не терзали ученого. Предстояло сделать выбор... Выбор... Он труден, этот
выбор. Ведь именно сейчас наконец-то прояснились контуры формулы, над
которой он работал так долго и упорно. Контуры прояснились, но до
завершения работы еще далеко. Керр с трудом поднялся из кресла, почти не
ощущая ног, медленными семенящими шагами подошел к открытому окну.
- Какая ночь! - восхищенно выдохнул он. - Какая ночь...
Ночь была замечательная. Прохладная, с чистым и прозрачным воздухом,
напоенным невероятной прозрачностью и тишиной. В черноте высокого неба
бледно-зеленоватым светом переливалось Кольцо Земное, и в отсветах его
Керр видел вдалеке гладь озерка и белоснежные голяшки задремавших на
берегу берез. Кольцо Земное, делившее небо на две полусферы, сегодня
словно бы ярче светилось - будто небесную ширь начисто промыла, а сама
ушла за горизонт, тяжелая проливная туча.
Бисеринка-звездочка оторвалась от Кольца, прочертила по небосводу, едва
заметно вспыхнув, погасла. Джеми Керр вздрогнул. Он знал, что это значит,
однако привыкнуть не мог, наверное, трудно привыкнуть к зрелищу смерти,
пусть и далекому. Еще один саркофаг искоркой скользнул вниз и исчез,
оставив после себя лишь воспоминание.
- И здесь нет полной гарантии, - пробормотал Керр, возвращаясь в
кресло, которое в последний год было почти постоянным местом его
пребывания.
Профессор, лауреат Нобелевской премии, Джеми Керр был одним из
крупнейших биохимиков. Многие годы он занимался разработкой состава
соединения, способного во много раз ускорить синтез белков и углеводов из
воды и углекислого газа. И все это лишь при помощи солнечной энергии. Если
бы ему удалось довести работу до конца, это во многом бы решило проблему
перенаселения, позволило бы отказаться от ограничения рождаемости, от
других ограничений, сковывающих человечество.
- Если бы удалось довести дело до конца... - грустно проговорил Керр. -
Осталась неделя, а нужны годы.
Он одряхлел и чувствовал это. Умирать не хотелось. Кольцо Земное - вот
выход. Сотни тысяч людей, у которых остановлены жизненные часы, покоясь в
саркофагах, напичканных современнейшей аппаратурой, парят в космической
выси, ожидая новых открытий. Саркофаг к саркофагу... Кольцо Земное...
Будто напоминание живущим - работайте, ищите... Найдите способы лечения
болезней, лечения старости - верните нас к жизни, вам пригодится наш опыт,
наши знания.
- Странно... - снова проговорил профессор и в который уже раз поймал
себя на том, что разговаривает сам с собою. - Странно... В старину не было
Кольца Земного, а люди считали, что у каждого из них есть своя звезда...
Падает звезда - умирает человек...
Керр нажал кнопку, вызывая робота-секретаря. Тот появился бесшумно,
замер перед креслом, словно часовой:
- Жду указаний.
- Старина, обследуя меня и быстренько скажи, сколько я еще проскриплю?
- сказал Керр чуть насмешливо и вместе с тем покровительственно, как
всегда говорил с роботами, считая их чем-то вроде братьев меньших.
Робот невозмутимо подчинился, приблизился вплотную, опутал голову,
грудь, руки профессора невесть откуда появившимися датчиками



Назад